Previous Entry Share Next Entry
Немного о наболевшем - о свободе слова и диффомации
inkoraien
Диффамация (из лат. diffamatio «разглашение, распространение») — распространение порочащих сведений, которые могут не носить клеветнического характера, или опозорение в печати; действие, известное уголовному законодательству как преступление, близкое к клевете, но отличающееся от неё двумя признаками:
1.Диффамация есть оглашение каких-либо позорящих фактов в печати, тогда как клевета может быть совершена как в печати, так и на словах (публично) или в письме.
2.В диффамации преступный момент заключается в самом оглашении в печати позорящих сведений, независимо от их подлинности, клевета же всегда рассматривается как сообщение заведомо ложных сведений.


В последнее время в российском законодательстве появилось множество ограничений свободы слова. Ранее декриминализованное оскорбление вдруг стало снова уголовным преступлением. Оскорбление представителя власти (ст. 319 Уголовного Кодекса РФ); Клевета (ст. 128.1 УК РФ) и многие другие радостные прелести.
В этой связи хочется вспомнить статью 10 Европейской Конвенции о защите прав человека (ратифицированную Россией):
Статья 10
Свобода выражения мнения

1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800-002.htm#10

Не только в России расширительно трактуют ограничения наложенные на свободу слова, указанные в этой статье. Но, похоже, только в России игнорируют решения Европейского суда по этому вопросу, а они носят обязательный характер.
европейский суд замечает на этот счет: "Вмешательство не является нарушением статьи 10 Конвенции, если оно "предусмотрено законом", преследует одну или больше правомерных целей, в соответствии с пунктом 2 статьи 10, и является "необходимым в демократическом обществе" для достижения такой цели или целей." - Таммер (Tammer) против Эстонии (Жалоба N 41205/98). Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 февраля 2001 г.
Далее суд подробно разбирает эти понятия.
Относительно "предусмотрено законом":
Суд напоминает, что одним из требований, вытекающих из понятия "предусмотрено законом", является предсказуемость последствий. Правовая норма не считается "законом", если она не сформулирована достаточно четко с тем, чтобы гражданин мог регулировать собственное поведение: гражданин должен иметь возможность, используя, при необходимости, соответствующую помощь, предусмотреть (в разумных пределах и при определенных обстоятельствах), какие последствия может иметь конкретный поступок. Такие последствия не могут предусматриваться с абсолютной точностью: опыт показывает, что это невозможно. Хотя и желательно стремиться к четкости изложения нормы, это иногда обусловливает ее негибкость, тогда как закон должен учитывать конкретные обстоятельства. Именно поэтому тексты законов в большей или меньшей степени нечеткие, а их толкование и применение зависит от практики (см. решение в деле "Реквеньи против Венгрии" (Rekveny v. Hubgary) [GC], N 25390/94, п.34, ECHR 1999-III). (п. 37 Постановления)

Относительно "Необходимо в демократическом обществе"
Согласно установившейся прецедентной практике Суда, свобода выражать свое мнение является одним из важнейших принципов демократического общества и одним из основных условий развития такого общества и самореализации каждого гражданина. В соответствии с пунктом 2 статьи 10, данное право применяется не только к "информации" или "идеям", обоснованно считающимися неоскорбительными или нейтральными, а и к тем высказываниям, которые могут оскорбить, шокировать или обеспокоить. Таковы требования плюрализма, толерантности и широты мышления, без которых невозможно представить демократическое общество. Такая свобода ограничивается исключениями, предусмотренными в пункте 2 статьи 10, которые должны строго соблюдаться. Необходимость применения ограничений должна быть убедительной (см., например, вышеупомянутое дело "Лингенс против Австрии" (Lingens v. Austria), решение от 8 июля 1986 года, серия А, N 103, с.26, п.41, и дело "Нильсен и Йонсен против Норвегии" (Nielsen and Johnsen v. Norway), [GC], N 23118/93, п.43, ECHR 1999-VIII). (п.59 Постановления).
http://www.echr.ru/documents/doc/6032304/6032304.htm

Прецедентным решением в вопросе ограничения прав человека на свободу выражения мнения стало дело Лингенс (Lingens) против Австрии (Лингенс (Lingens) против Австрии. Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июля 1986 г.).
Вот некоторые интересные выдержки из этого решения:
"В этой связи Суд вынужден напомнить, что свобода выражения мнения, как она определяется в п. 1 статьи 10, представляет собой одну из несущих опор демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. При соблюдении требований п. 2 свобода слова охватывает не только "информацию" или "идеи", которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет "демократического общества" (см. упомянутое выше судебное решение по делу Хэндисайда, п. 49).

Эти принципы приобретают особое значение в том, что касается прессы. Хотя пресса и не должна преступать границы, установленные inter alia для "защиты репутации других лиц", тем не менее на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес. Если на прессе лежит задача распространять такую информацию и идеи, то общественность, со своей стороны, имеет право получать их (см. mutatis mutandis упомянутое выше судебное решение по делу "Санди таймс", п. 65). В этой связи Суд не может принять мнения, высказанного в решении суда второй инстанции Вены, о том, что задачей прессы является распространение информации, толкование которой следует оставить главным образом читателю (см. п. 29)."
- п.41

"С точки зрения Суда, следует проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию. Суд отмечает в этой связи, что факты, на которых г-н Лингенс основывал свои оценочные суждения, так же как и его добросовестность, никто не оспаривал (см. п. 21).

Согласно статьи 111 § 3 Уголовного кодекса, взятой в сочетании с § 2, журналисты в подобных случаях могут избежать осуждения за совершение действий, перечисленных в § 1, если только они сумеют доказать истинность своих утверждений.

В отношении оценочных суждений выполнить это требование невозможно и оно нарушает саму свободу выражения мнений, которая является основополагающей частью права, гарантированного статьей 10 Конвенции" - п.46
http://www.echr.ru/documents/doc/2461413/2461413.htm


Решение прецедентно, т.к. разграничивает оценочные суждения и распространение ложных фактов в отношении публичных лиц. Суд недвусмысленно устанавливает, что оценочные суждения даже распространенные в прессе не могут подвергаться судебному преследованию, т.к. это будет явным нарушением свободы слова и выражения своего мнения.

?

Log in

No account? Create an account